+7(925)246-41-47
Естественные роды: методика доктора Мишеля Одена
Роды
Естественные роды: методика доктора Мишеля Одена
6 0 1418
Мишель Оден — это известный во всем мире французский акушер-гинеколог. Он возглавлял на протяжении 20 лет родильное отделение в пригороде Парижа Питивье. Именно в данном родильном отделение в 70е годы XX столетия он ввел в акушерскую практику бассейны для расслабления во время родом и комнаты, оформленные по-домашнему, в которых женщины могли рожать в спокойной и уютной атмосфере. Такое нововведение привело к существенному сокращению процента операций кесарева сечения и других медицинских вмешательств в роды. Мишель Оден известен во всем мире как автор множества книг, опубликованных на 21 языке мира и имеющих многочисленных читателей, как среди медицинской аудитории, так и просто женщин, родивших или только собирающихся родить. Самые известные из них - «Родиться счастливо», 1976 г; «Возрожденные роды», 1984 г; «Научное познание любви», 1999 г; «Фермер и акушер», 2002 г; «Кесарево сечение», 2004 г. Доктор Оден также является основателем в Научно-исследовательского центра первичного здоровья в Лондоне (Primal Health Research Centre). Ниже вы сможете прочитать вырезки из книг и статей доктора Мишеля Одена, отражающие его основные научные выводы, которые смогут сформировать ваше представление о том, что же такое естественные или физиологические роды и почему каждой женщине стоит к ним стремиться.

Неестественное естество

(из интервью Марии Русаковой «Мишель Оден: «Чтобы родить, женщине нужно уединённое место» И одна молчаливая акушерка»)

Какими должны быть идеальные естественные роды? Во-первых, я не использую термин «естественные роды». И я никогда не ассоциирую роды с каким-то прилагательным, не даю им определения, поэтому я никогда не говорю об «оптимальных родах». Я говорю о базовых потребностях женщины и ребёнка в родах. Поэтому я иногда говорю то, что идёт вразрез с тем, чего можно было бы от меня ожидать, учитывая, что мы находимся на конференции, где доминирует движение за естественные роды, — я ему постоянно противоречу. Один мой семинар в США даже назывался «Может ли человечество пережить движение за «естественные роды»?» Я имел в виду, что отсутствие понимания физиологии родов в движении за «естественные роды» беспокоит больше, чем отсутствие интереса к физиологии в медицинских кругах. Базовый принцип моей работы — это создание и сохранение тёплого, комфортного окружающего пространства, а также сохранение тепла и движения внутри женщины. Ко мне приходит множество женщин с внутренними блоками — женщины, которых насиловали или били, или просто те, которые выросли в культуре, постоянно твердившей им, что они несовершенны. Достаточно редко можно встретить женщину, которая абсолютно в себе уверена до родов. Но всё, что ей нужно, — это пространство и время, а иногда ещё массаж и горячий чай.

Задача акушерки — приглушить свою силу

Например, часто в книгах по естественным родам пишут, что в родах женщине нужна энергия, сравнивают роды с марафоном и говорят, что нужен мёд, сахар и т. п. Но когда понимаешь физиологию родов, тогда знаешь, что, чтобы роды состоялись, нужен низкий уровень адреналина. А когда уровень адреналина низкий, то не потребляешь глюкозу, не нужна энергия. Это абсолютная противоположность марафонскому бегу. И то же самое касается и необходимости воды. Часто в движении за естественные роды говорят, что нужно избегать обезвоживания. Но если понимаешь физиологию, то знаешь, что при родах выбрасываются гормоны, удерживающие воду, — это решение, которое нашла природа, чтобы мочевой пузырь был меньше. Животные в родах не пьют. А у нас получается, что сначала женщине говорят, будто она непременно должна пить, хочет она того или нет, а затем начинают думать, что же делать с наполненным мочевым пузырём, который они сами создали. И таких примеров я могу привести множество. Нам нужна сила физиологии, чтобы мы могли смотреть на свою культурную обусловленность и критиковать её. Часто сторонники естественных родов выдвигают свои идеи просто из-за духа противоречия, чтобы противопоставить себя официальной медицине. На место одних культурно обусловленных убеждений приходят другие. Поэтому нам нужно критично относиться к обеим из этих сторон. Но вопрос не в том, к какой стороне вы относитесь. Вопрос в том, каковы потребности женщины. Это не дело принципа, самое главное — чтобы женщина чувствовала себя защищённой. Как правило, женщины так себя чувствуют в тихом, уединённом месте. По возможности — чтобы во время родов вокруг было как можно меньше народу. Нужна только акушерка — если будете выбирать акушерку, то выбирайте ту, которая меньше говорит, хотя найти женщину, которая не говорит, трудно, особенно в Италии! Хотя я знаю и таких современных женщин, которым, чтобы чувствовать себя защищёнными, нужно слышать звук работы электронных приборов, и им лучше всего в роддоме или больнице. Никто не может вам сказать, что лучше лично для вас.

Ключевые потребности женщины в родах

(Отрывок из главы 4 «Разорвать порочный круг» книги Мишеля Одена «Кесарево сечение: безопасный выход или угроза будущему?». Перевод: Илья Назаров)
  
Потребности, о которых забыли
  
Первопричиной растущего распространения кесарева сечения, несомненно, является всеобщее культурно обусловленное непонимание того, что прежде всего нужно женщине в родах. Станет понятнее, почему об этих ключевых потребностях забыли, если вспомнить, что тысячелетиями культурная среда диктовала, как надо правильно рожать; что затем настало столетие индустриализации в родовспоможении, после чего распространились «методы» так называемых «естественных родов» (как будто вообще могут сочетаться слова «метод» и «естественный»!), и появилась надежная техника кесарева сечения, позволяющая рожать иным путем, нежели вагинальный. Именно поэтому нужно обратиться к языку современных физиологов, и взглянуть на все с их точки зрения. Таким образом, изучая функции организма, мы вернемся к корням, найдем нечто универсальное, не знающее культурных различий, и заново откроем ключевые потребности женщины в родах. И поймем, почему все чаще врачи прибегают к кесареву сечению. Причины здесь – непонимание физиологических процессов, а вовсе не электронный мониторинг плода или опасение судебных исков, недостаток акушерок и изменившийся взгляд на их роль, все более частое применение методов родовозбуждения и эпидуральной анестезии или иные аспекты индустриализации родов в целом. А безопасность кесарева сечения в наши дни, в свою очередь, снижает и без того слабый интерес к физиологии родов.
  
Открыть заново

Чтобы разорвать этот порочный круг, взглянем на роженицу с точки зрения современного физиолога. Это побудит нас обратить внимание на самую активную часть ее организма, а именно на эволюционно древнейшую часть мозга – гипоталамус и гипофиз. Все гормоны, регулирующие течение родов, выделяются именно этими двумя железами. Итак, физиолог в первую очередь будет рассматривать эти древние отделы человеческого мозга, совершающие огромную работу в процессе родов, выделяя целый поток гормонов. Нам сегодня известно, что если в процессе родов или в любом эпизоде сексуальной жизни возникают явления торможения, то источник такого торможения следует искать в «новом мозге» – той части головного мозга, которая чрезвычайно развита у человека и которую нередко называют «мозгом интеллекта» или «мыслящим мозгом». Более правильное его название – новая кора, или неокортекс. Если мы хотим заново открыть, что нужно абсолютно любой женщине в родах, то путь к разгадке – понять и объяснить то, что хорошо известно некоторым матерям и акушеркам, у которых есть опыт родов без вмешательств. Если женщина рожает, предоставленная сама себе, без медикаментозных средств, то настает момент, когда она явно стремится оторваться от окружающего мира, словно отправляется «на другую планету». Она позволяет себе то, о чем и не помыслила бы в повседневной жизни, – например, кричать или браниться.
Она может принимать самые неожиданные позы, издавать самые непривычные звуки. Это говорит о том, что контроль со стороны неокортекса ослаблен. Уменьшение активности неокортекса – важнейший аспект физиологии родов с практической точки зрения. Из этого следует вывод, что роженицу надо, прежде всего, оградить от любой ненужной стимуляции неокортекса. Итак, простое правило: избегать стимуляции неокортекса!
Чтобы использовать это правило на практике, следует разобраться, что оно подразумевает. Рассмотрим общеизвестные факторы, способные возбуждать неокортекс человека, и постараемся их избегать.
  • Язык, и особенно язык рациональный. Когда мы общаемся при помощи слов, неокортекс анализирует то, что мы воспринимаем. Отсюда – одно из важнейших свойств хорошей акушерки: умение быть сдержанной и немногословной, в особенности не задавать вопросов, которые требуют точного ответа. Представим себе, что идет активный период схваток и женщина уже «там, на другой планете». Она позволяет себе кричать, делать вещи, ранее немыслимые для нее. Она забыла то, чему ее учили, о чем она читала в книгах, она потеряла представление о времени – и вдруг ее спрашивают, в котором часу она последний раз мочилась. Типичный пример мощной стимуляции неокортекса! Кажется, это так просто. Но сколько еще пройдет времени, прежде чем акушеры вновь осознают эту истину: помогать нужно как можно молчаливее!
  • Свет также имеет свойство стимулировать неокортекс. Специалисты по электроэнцефалографии знают, что при стимуляции зрительных реакций самописец отражает возрастание активности головного мозга. Обычный способ снизить активность мыслительной деятельности и помочь человеку уснуть – это прикрыть занавесками окно и выключить свет. Это означает, что с точки зрения физиологии, рассеянный неяркий свет будет заведомо облегчать процесс родов. И снова – многих медиков еще придется долго убеждать в том, что это так серьезно. Примечательно, что женщина, которая уже «на другой планете», помимо своей воли принимает то положение, которое предохраняет ее от излишних зрительных раздражителей. Например, встает на колени и локти, словно молится. Эта распространенная поза в родах не только облегчает боли в пояснице – она дает и другие положительные эффекты: устраняет основной источник страдания плода – сдавление крупных сосудов вдоль позвоночного столба, – а также способствует повороту его головки.
  • Ощущение женщины, что за ней наблюдают, также стимулирует неокортекс. Физиологические реакции на присутствие наблюдающего детально исследованы учеными. Всем известно, что мы чувствуем себя иначе, когда за нами следят. Другими словами, обстановка интимности, уединения (privacy) – фактор, способствующий снижению контроля со стороны неокортекса. Интересно, что все млекопитающие – а у них неокортекс меньше развит, чем наш – стараются производить потомство подальше от посторонних глаз. Те виды, которые ведут ночной образ жизни (например, крысы), рожают детенышей преимущественно днем, а те животные, которые активны в дневное время (скажем, лошади), – ночью. Дикие козы уходят для этого в самые недоступные районы гор. У шимпанзе, наших ближайших родственников, самки на время родов покидают стаю. Итак, одна из ключевых потребностей роженицы – уединиться, не быть ни у кого на виду. Таким образом, для нее существенна разница между поведением акушерки, все время стоящей перед нею и внимательно на нее смотрящей, и сдержанным поведением другой, которая тихо сидит в уголке. Именно поэтому следует также по возможности избегать использования любого аппарата, который женщина может воспринять как инструмент наблюдения – будь то видеокамера или прибор для электронного мониторинга плода.
  • Любая ситуация, в которой происходит выделение гормонов группы адреналина, стимулирует деятельность неокортекса, и посему сдерживает процесс родов. Когда возникает опасность, млекопитающим приходится быть бдительными и внимательными. Применительно к нашей теме это означает, что женщина во время родов ощущает потребность чувствовать себя в безопасности. Этой ключевой потребностью объясняется то, что по всему миру и во все времена женщины стремились рожать рядом с собственной матерью или с кем-то, кто может послужить ей заменой. Это, как правило, опытная женщина с опытом матери или бабушки, или повивальная бабка. Акушерка по природе своей олицетворяет материнский образ. В идеале мать – прототип человека, рядом с которым мы себя чувствуем в безопасности и который не станет нас разглядывать или критиковать.

Простое практическое правило
  
Поскольку непонимание физиологических процессов прямо или косвенно ведет к резкому росту кесаревых сечений, предложим очень простое правило, которое поможет уяснить, в чем заключаются ключевые потребности женщины в родах. Его можно выразить всего одной фразой: во время схваток, потуг и рождения ребенка следует устранять все специфически человеческое и удовлетворять потребности, свойственные млекопитающим. Устранить все, что специфически присуще человеку – это, прежде всего, освободиться от бремени укоренившихся убеждений (крепко сросшихся с ритуалами). Тысячелетиями они вмешивались в физиологические процессы во всех известных нам культурных сообществах (не исключено, впрочем, что на определенном витке человеческой истории это давало эволюционное преимущество). Из этого правила следует, что необходимо сократить до минимума активность неокортекса – отдела головного мозга, мощное развитие которого отличает нас от остальных животных. Отсюда же следует, что язык – еще одна специфическая функция человека – должен использоваться как можно более скупо. Любое млекопитающее, производя на свет потомство, старается быть подальше от посторонних глаз. Для женщины в родах это такая же насущная необходимость. Далее, необходимо удовлетворить ее потребность ощущать себя в безопасности: когда самка млекопитающего чует поблизости хищника, роды на время прекращаются. Примечательно, что женщина, укрытая от опасности и посторонних глаз, нередко предпочитает рожать в позах, свойственных млекопитающим, например, на четвереньках. Часто говорят, что нужно гуманизировать деторождение, то есть сделать его более человечным. На самом деле, если мы хотим снизить процент кесаревых сечений, стоит его сначала сделать более похожим на деторождение у млекопитающих. В определенном смысле роды следует дегуманизировать.

Мишель Оден: во время родов лучше молчать, чем говорить

(материал из журнала «Домашний ребенок»)

Язык — это то, что делает нас людьми. Все мы помним: «В начале было слово». В современном научном контексте эта известная библейская цитата может быть понята так: homo sapiens — млекопитающее, наделенное необычайно развитой частью мозга под названием неокортекс. Именно эта часть мозга делает нас людьми. И именно эта часть может помешать рожать. Упрощая, можно представить неокортекс (новую кору головного мозга), как «мозг интеллекта», благодаря которому мы используем сложные способы коммуникации и создаём культурную среду. Однако в ситуациях, связанных с сексуальной жизнью человека, во время родов, где на первое место выходят древнейшие структуры мозга (гипофиз, гипоталамус), активность неокортекса имеет тормозящий эффект. Давайте посмотрим на рожающую женщину глазами современного физиолога. Сфокусируем внимание на глубоких архаичных структурах мозга, которые напряжённо трудятся, чтобы выпустить в кровь поток необходимых гормонов, и обратим внимание на то, как неокортекс подавляет эти процессы.
  
Помощь и помеха?
  
На протяжении тысячелетий культурное сообщество в большей или меньшей степени контролировало физиологические процессы, связанные с родами. В особенности — транслируя глубоко укоренённую веру, будто женщина не в состоянии родить без участия помощника. А помощь — это мягкий способ контроля. Это представление остаётся практически неизменным и среди врачей и акушерок, и даже в сообществе сторонников за естественные роды. Но главный урок современной физиологии формулируется так: роды — это непроизвольный процесс, связанный с активностью древнейших структур мозга. Человек не может ускорить ход непроизвольного процесса, однако некоторые ситуации могут этот ход затормозить. Поэтому необходимо осознать: женщинам в родах не нужна прямая активная помощь. Гораздо сильнее они нуждаются в защите от определённых ситуаций. Стоим ли мы у истоков новой парадигмы — или, ещё точнее, настоящей революции в понимании родов?
  
На другой планете
  
С практической точки зрения, нам очень важно понять, какое решение нашла природа, чтобы преодолеть трудности человеческих родов. Оно состоит в том, чтобы затормозить работу неокортекса на протяжении всего процесса. Его отключение приближает нас к другим млекопитающим; это очень хорошо понимают женщины, которые родили без вмешательств. На определённом этапе родов они обычно отрешаются от всего остального мира. Они забывают о том, что они изучали, что читали, какие у них были планы. Они ведут себя так, как в повседневной жизни сами посчитали бы неприемлемым — позволяют себе кричать, визжать, ругаться, нести чепуху. Они могут обнаружить себя в самых причудливых, неожиданных, примитивных позах (часто — именно в позах, свойственных четвероногим животным). Они как будто находятся на другой планете. Очевидно, что в этот момент контроль неокортекса снижен. Это и есть необходимое условие лёгких родов.
  
Ценность молчания

Понимание того решения, которое нашла природа, чтобы преодолеть «человеческие» препятствия к разрешению ситуаций, подобных родам, предполагает осознание того факта, что рожающая женщина нуждается в защите от любой стимуляции неокортекса, в особенности — от языковой. Иными словами, понимание физиологии родов, базирующеееся на идее, что неокортекс создаёт помехи их развитию, ведёт к новому открытию — о важности молчания. Конечно, имея тысячелетний опыт культурного контроля над родами, трудно принять и осознать за один день, что молчание — это наша базовая потребность. Сегодня это дается еще труднее, поскольку многие теории, на которых основываются сторонники естественных родов, только усилили глубоко укоренённую в культуре привычку к вмешательству и ввели в пространство, где происходят роды, фигуру «инструктора» или «коуча», который без колебаний использует язык. По этой причине отказ от использования слов должен быть постепенным. Для начала нужно осознать особенно вредоносный эффект рационального языка — например, разговоров о сантиметрах. Следующим важным шагом будет решение перестать задавать рожающей женщине вопросы, ведь попытка дать ответ предполагает активацию неокортекса. Чтобы представить себе физиологический эффект разговоров, проведем аналогию с другой ситуацией, которая тоже требует снижения активности неокортекса — сексуальным актом. Представьте себе пару, которая занимается любовью. Они вот-вот достигнут оргазма. И вдруг женщина спрашивает своего партнёра: «А что ты хочешь на ужин?» Без всякого сомнения, эта активация неокортекса нарушит физиологический процесс. Роды — это типичная ситуация, в которой людям нужно скромно признать свою животную природу. Млекопитающие, которые не используют слов, рожают легче, чем представители рода Homo sapiens.



Комментарии Комментировать